Написать мне

Задача родителей — стать ненужными


Первая задача родителя в подростковом возрасте — выжить. Вторая — стать ребенку ненужным. Как это ненужным, спросите вы. Мать и отец ребенку нужны всегда! Но на самом деле задача любого родителя — вырастить человека, который способен существовать без нас.

Действительно, это счастье, когда нам от человека ничего не нужно, и мы можем его просто любить, радоваться ему, делиться с ним своим хорошим настроением, оказывать ему поддержку. Это нормальные, взрослые отношения, построенные на любви.
Ребенок, когда отходит от родителя, похож на робот-пылесос: у него есть какая-то зарядная база, он идет на свои одинокие прогулки по пыльным закоулкам квартиры, но потом все равно возвращается на эту базу. Для того чтобы подпитаться энергией, набраться сил. Это для него место силы, собственно говоря, это то, чем должен быть нормальный дом для нормального взрослого человека. Место, куда ты возвращаешься, чтобы набраться сил. Место, где тебя любят, где тебе рады, где ты чувствуешь себя в полной безопасности.
Отчего же подростки бегут из дома?

Задача родителей - стать ненужными
***
Один из первых ответов — дом перестает быть безопасным местом. Сделать его небезопасным для ребенка очень легко: он не успел прийти домой, а мама уже посмотрела оценки в электронном журнале и ждет на пороге со скалкой. Где был, почему «тройка» по истории, когда у тебя контрольная по алгебре, сдал ли ты хвост по физике. Он еще зайти не успел, ботинки не снял.
Очень часто мамы забывают о том, что у подростка есть какая-то своя повестка дня, какие-то циклы функционирования. Они ждут его со школы со своими тревогами наперевес, со своей двуручной пилой, и чем старше ребенок, чем ближе конец школы, тем больше родители вибрируют.
Действительно, в последние годы цена преодоления барьера школа-вуз становится все выше, все тяжелее его перешагнуть, все больше материальные ставки, все меньше мест на бюджете. Да, это колоссальные финансовые и моральные потери для ребенка и родителей. Но когда самые близкие люди, родители, начинают транслировать свой тремор ребенку, ему очень тяжело с этим справиться. Когда ты ждешь приговора страшного суда — «сдашь / не сдашь, поступишь / не поступишь», — далеко не каждый в состоянии с этим совладать. И какие тут решения изобретают наши дети, в значительной степени зависит от их психического статуса, богатства их воображения и от того, насколько мы сохранили с ними хорошие отношения.
Не превращать границу школа-вуз в аналог страшного суда — еще одна важная задача родителя. Выжить, не разрушиться, сохранить себя взрослым, серьезным, спокойным человеком, той самой опорой, которая нужна ребенку.
Не вешайте на них свои проблемы
Откровенно говоря, мы, взрослые, вступая в подростковый возраст ребенка, очень много знаем про него и очень мало — про себя. Что со мной самой происходит в это время, почему у меня дрожат руки каждый раз, когда я начинаю думать про его экзамены, почему мне так страшно его отпускать? Во многом это наши тревоги, наши волнения, которые мы обрушиваем на ребенка, чтобы он нас утешил и успокоил. Помимо того, что лежит на нем самом: гормональная буря, ответственность за собственную судьбу, неумение разбираться, что с ней дальше делать, отсутствие позитивных способов справляться со своими возрастными задачами…
Какими задачами? Например, задачей выживания в недружелюбном коллективе. Это и взрослым часто не по зубам. Взрослые в ситуации буллинга на работе чаще всего увольняются, а дети продолжают жить годами, притом, что у них нет ни взрослого опыта, ни взрослой стабильности, ни взрослого умения анализировать ситуацию и находить решение проблемы.
Итак, еще одна задача, которая стоит перед нами, когда у нас дети-подростки, — самим не разрушаться от подростковых проблем.
Не возлагать ребенку на плечи свою хрупкость. Не делать его ответственным за наше психическое состояние. Не взывать к жалости. Да, мы не железные, мы тоже можем сломаться, иногда это имеет даже какой-то неожиданный воспитательный эффект, но постоянно демонстрировать ребенку, что он тут взрослый и отвечает за маленькую беспомощную маму и большого беспомощного папу, — слишком тяжелая для него ноша. Повторю, взрослый в подростковом возрасте, когда на ребенке лежит так много всего, — должен быть базой спокойствия, уверенности; взрослый должен транслировать, что проблемы решаемы, я тебе помогу, я источник силы, я мастер Йода, приходи ко мне, юный падаван.
В свое время мы на форуме для родителей гиперактивных детей придумали хороший мем — «большая добрая слониха». Самая грамотная родительская позиция — «я большая мудрая слониха». Я могу спокойно защитить своего детеныша, у меня есть силы и ресурсы, я умею решать проблемы, я могу поддержать своего слоненка, если он провалится в яму, — вытащу, протянув свой длинный хобот.
Да, дети становятся ужасно противными. Ты ему хобот, а он тебе хвост. Это их возрастная задача — стать максимально противными, чтобы нам захотелось побыстрее дать им пинка и чтобы они вылетели, наконец, из гнезда. Потому что когда мы уж очень хорошие, удобные родители, уютные, приятные, в гнезде тепло и хорошо, — вылетать оттуда абсолютно не хочется. И вот сидит такой оперившийся птенчик, ему уже пора свое гнездо заводить, а он никуда не собирается улетать, ему и так хорошо: мама, папа червячков приносят. Слышала ответ психолога одной маме: «Если бы у меня была такая прекрасная и заботливая мама, как вы, я бы даже жевать перестала».
Дайте им инструменты разрешения конфликта
У детей время сепарации, они действительно становятся противными, они начинают противно пахнуть, противно себя вести. Они начинают точить о нас зубы и когти, и это правильно и полезно, потому что в конфликтах с родителями ребенок ищет способы и инструменты решать свои будущие конфликты на работе, в семье, с тещей, свекровью. Какие инструменты мы ему сейчас дадим и покажем, теми он и будет пользоваться.
К сожалению, очень часто наша культура поощряет только один инструмент — статусные демонстрации. Видели, наверное, как две кошки встречаются и начинают шерсть топорщить, — кто сильнее встопорщит шерсть, страшнее выгнет хвост, самые большие зубы оскалит, самым противным голосом заорет, тот и оказывается прав. До поры до времени это с детьми работает, потому что мы действительно больше и страшнее. Но лет в тринадцать-четырнадцать дети вдруг понимают, что — оп! — они-то больше, страшнее и с ними все это уже не работает. Тем более не срабатывает рукоприкладство. Я знаю несколько печальных случаев — одинаковых, как под копирку. Родители привычно воспитывают ребенка затрещиной или ремнем, ребенку исполняется четырнадцать, метр восемьдесят, восемьдесят килограммов, и мама привычно замахивается, а ребенок дает сдачи. У него нет перед глазами других способов решения конфликта.
Повторю, какие инструменты мы ему сейчас дадим, каким способам разрешения конфликта научим, теми из них он и будет владеть.
Какую меру ответственности мы берем на себя? Что готовы обсуждать с детьми, а от чего сознательно отказываемся? Очень многим родителям категорически некомфортно говорить с ребенком о сексе. Спросите себя: а кто, где и как будет с ним об этом говорить? Читать с ребенком просветительскую книжку многим родителям тоже крайне неудобно. «Сынок, давай поговорим о том, как размножаются бабочки», — как-то смешно, а вот случайно увидеть в кино и обсудить то, что мы увидели, гораздо более естественная ситуация. Но только не закрывать глаза!
Разговаривайте с ними
Они хотят, чтобы с ними разговаривали. Причем не про то, сделал ли он уроки, поел ли, почему он до сих пор в свитере и почему не убрано в комнате. А разговаривали на посторонние темы. Причем безоценочно. Дети ужасно устают от оценочного общения. Когда они приходят и что-то рассказывают в надежде на эмоциональный опыт, на поддержку, на сочувствие, — что делает родитель? Выдает оценку и рекомендацию, как надо было поступить. Но от него ожидались какие-то совершенно другие вещи. От него ожидалась человеческая реакция, а не учительская.
Ребенок ведет себя неприемлемо, взрослый — вместо того чтобы выдать ему профессиональную реакцию — реагирует эмоционально. То есть взрывом. Это касается и учителей.
Нам в семейном общении тоже полезно помнить, что на нашей стороне сила, опыт, ресурсы, мудрость, возраст, а у них ничего этого нет. И они очень сильно хотят показать, что у них все это есть.
Часто бывает, когда нам кажется, что там у них глухая стена, бетон, монолит, и мы пытаемся пробить эту стену, чтобы достучаться, — стена оказывается картонная, кулак проваливается в пустоту, и человек, вместо того чтобы на тебя наброситься, вдруг скукоживается и плачет.
Когда на работе у нас такие ситуации возникают, мы же умеем себя регулировать. Но с детьми у нас есть ощущение, что мы в полном праве решить конфликт силой, статусной демонстрацией, потому что я взрослый, потому что я сильнее, потому что я могу. И дети очень тяжело на это реагируют, они часто говорят, что со взрослыми бесполезно разговаривать.
Почему мне нельзя поехать на рок-фестиваль с друзьями? «Да потому что я боюсь. Я тупо боюсь, мне страшно тебя отпускать. Чего мне страшно? Да я не знаю, чего мне страшно. Мне всего страшно, я хочу тебя привязать веревочкой к своей ноге, чтобы ты сидел рядом, и я знала, что ты у меня занят делом и мне будет спокойно — это важнее твоих развлечений».
И этот разговор обречен, потому что рациональных аргументов у нас для него нет.
***
Похожее изображение
Ирина Лукьянова

Оцените статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (9 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…

Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям, чтобы и в их жизни тоже произошли приятные изменения и переосмысления:

Подписаться на новые статьи:


Если у Вас есть вопрос по поводу написанной выше информации, смело спрашивайте  анонимно  или через страницу  контактов.

Комментировать

avatar

wpDiscuz